Политика

Перезагрузка иллюзий

2019 г. всецело пройдет под знаком выборов. Президентская гонка, которая закончится весной, плавно перетечет в парламентские выборы, запланированные на осень. Уходящий год — финальная черта, под которой можно подвести итоги и дать оценки той политической, социально-экономической и общественной конструкции, которая сложилась в Украине после событий майдана 2014 г.

Можно приводить графики, цифры, проценты и рейтинги различных показателей, сравнивая все параметры с 2013 г. (к слову, сравнение с 13-м годом мы уже когда-то проходили). Однако если не углубляться в непостижимый уму непрофессионала уровень статистических оценок, хотелось бы выделить три магистральные темы, на которые в 2014 г. был колоссальный запрос общества: социальная справедливость, субъектность государства, перезагрузка политической системы.

«Ми йдемо не тим шляхом?»

Ощущение социальной справедливости — понятие настолько же абстрактное, насколько и важное. Зачастую на этот параметр не влияет ни уровень личного дохода, ни благосостояние семьи, ни доступность благ цивилизации и уровня потребления. Эта абстрактная сентенция скорее заключается в ощущении граждан того, насколько справедливы их взаимоотношения с государством, точнее — действия государства, направленные на граждан. Во времена майдана людей действительно очень волновало то, что тогдашняя власть (и ее олицетворение — президент Виктор Янукович) несправедлива и социально безответственна. В этом наших граждан, испытывающих вполне ожидаемые протестные настроения, убеждали и лидеры тогдашней оппозиции, обещавшие все изменить.

Опубликованный в декабре соцопрос группы «Рейтинг» по заказу американского Международного республиканского института показал, что 71% украинцев считают, что дела в Украине идут в неправильном направлении. Это весьма обратная связь на лозунг Петра Порошенко: «Ми йдемо своїм шляхом!», украинцы воспринимают в первую очередь президента как главную фигуру нынешней политической и социально-экономической конструкции.

Согласно тому же опросу «Рейтинга», 65% респондентов заявили, что социально-экономическое положение в стране за последний год ухудшилось. 61% опрошенных — что они ощутили это ухудшение благосостояния непосредственно в семье. По данным исследования ООН, с 2013 г. Украина опустилась на десять строчек в рейтинге Индекса развития человеческого потенциала (с 78-го на 88-е место).

Все эти показатели, как и многие другие, очень наглядны и важны, но суть возникновения того самого чувства несправедливости несколько в ином. Люди вполне терпимо могут относиться к маленьким зарплатам, большими тарифам на ЖКХ и даже к тому обстоятельству, что приходится экономить на еде. Сложнее мириться с тем, что на фоне всего этого благосостояние руководства страны растет в геометрической прогрессии. С тем, что руководство НАК «Нафтогаз» выписывает себе премии по нескольку десятков миллионов долларов. С тем, что воруют деньги из военного бюджета во время вооруженного конфликта. Что «соратники» Порошенко щедро черпают из бюджета дотации для своего и без того успешного бизнеса. Все это порождает куда большее чувство несправедливости, нежели низкие социальные стандарты.

Пришедшая после майдана власть не сумела придумать, разработать и предложить обществу новый формат общественного договора, который общество восприняло бы как более справедливый. Взаимоотношения общества и государства остро нуждались в переосмыслении. Но, как показало время, от этого действующая политическая элита оказалась бесконечно далека.

Субъективная судьба объекта

Свежи в памяти обвинения в адрес предыдущей власти: мол, Янукович — марионетка Москвы. Запрос на субъектность государства (хотя эта конструкция и звучит тяжеловесно) заключался в желании определять будущее своей страны посредством делегирования воли граждан через свои элиты, а не основываясь на внешних факторах. На этой опции не делался акцент в списке «требований майдана», но именно эта логика и это желание среди прочего подталкивали людей к протесту.

Для обретения государством субъектности необходима элита, которая обладает достаточными навыками, умениями и знаниями. К сожалению, нынешнюю политическую верхушку можно скорее назвать местом, где должна быть элита. Пришедшим на волне майдана политикам знаний, умений и навыков хватило только на статус протектората: ключевые решения, связанные с управлением государством, принимаются за пределами Украины. Начиная от вопроса урегулирования конфликта на Донбассе и количества антикоррупционных структур, заканчивая ценами на газ для населения и размером пенсий.

Нынешняя власть делегировала большинство ключевых механизмов в экономической сфере, но без самостоятельного построения сильной экономической базы сложно говорить о государстве и его субъектности. Политический истеблишмент не в состоянии справиться практически со всеми современными вызовами, с которыми столкнулась Украина. Труднейшие задачи по восстановлению мира на востоке страны, управлению долговыми обязательствами, стимулированию роста экономики и новой индустриализации страны стали чересчур высокой математикой для нынешних управленцев. Последние, к сожалению, оказались не способны разработать рецепты решения накопившихся проблем и элементарно делегировали эти полномочия внешним институтам, которые, какими бы даже благими целями они ни руководствовались, не будут ставить интересы Украины выше собственных.

Системная ошибка

В целом все вышесказанное относится к третьей составляющей запроса общества — перезагрузке власти и политической системы. Ожидания изменений всегда сопряжены с новым выбором. Успешным выбор можно считать тогда, когда он, создавая в процессе неизбежных перемен определенные проблемы в системе, все же решает старые, наболевшие, тормозящие развитие общества проблемы, и при этом количество новых противоречий значительно меньше предыдущих. Используя эту нехитрую формулу, можно легко вычислить, что в политической системе Украины произошла не перезагрузка, а системный сбой.

Предстоящие выборы и список основных претендентов на победу наглядно это демонстрируют. На вершине рейтингового олимпа давно известные персонажи вперемешку с абсолютно непрофессиональными персонажами — фигурами музыкального, театрального и прочего, так сказать, состояния души. Это только подчеркивает степень кризиса политической системы и отчаянья украинского избирателя в поисках настоящих элит.

В этих процессах Украина, собственно, пребывает во вполне европейском тренде, где всерьез говорят о кризисе традиционных политических систем и концепций. В последнее время на политической карте Европы сенсационно блеснула не одна антисистемная и даже экстравагантная партия или личность. На президентских выборах в Польше в 2015 г., набрав 20% голосов, занял третье место рок-музыкант и актер Павел Кукиз, и в том же году также третье место заняла его одноименная партия — на выборах в сейм. На парламентских выборах в 2018-м в Италии электоральную победу праздновала партия «Движение пяти звезд» известного итальянского комика Беппе Грилло. В 2016 г. в Исландии второе место в парламенте заняла «Пиратская партия» во главе с бывшей сотрудницей WikiLeaks Бригиттой Йоунсдоттир.

Возможно, Европа может позволить себе много — голосовать за старых политиков или за новые экстравагантные проекты. Но у нее есть мощный защитный механизм от возможных негативных последствий таких экспериментов — развитое и влиятельное гражданское общество. Но может ли Украина, где такого защитного механизма нет, позволить себе очередной выбор тех, кто не предложит ничего принципиально нового и, скорее всего, лишь еще более погрузит страну в пучину олигархического беспредела и наглой, циничной коррупции?

 

Роман ГУБРИЕНКО

Статьи на близкие темы

Кнопка «Наверх»
Закрыть