Атака на журналистов в Украине и отчёт ООН. Личный опыт

17 сентября 2018 года во время акции протеста украинских националистов возле здания ГПУ на корреспондента телеканала NEWSONE Дарину Билеру было совершено нападение. Девушку забросали яйцами и ударили в лицо. Женщиной, которая ударила журналистку оказалась Елена Слюсар. Она принимала участие в акции в тот день. 

Просматривая запись с прямого включения телеканала NEWSONE, я обнаружила, что во время нападения на корреспондента в кадр попал тот самый человек, который совсем недавно угрожал мне, журналисту трёх интернет-ресурсов (“Шарий.нет”, “Медиапоток” и “Правовий контроль”), отрезать волосы и сжечь. Этого человека зовут Алексей Середюк. Он является активным участником братства Корчинского и переодически делает прямые включения с разных акций протеста для, так называемого, “Всесвітньо-Броварського Телебачення”. Говорю “переодически”, потому что у них в братстве могут несколько человек по очереди заниматься данной функцией. Именно при поддержке этой организации 21 июня 2018 года во время акции “Ні, поліцейському свавіллю!” возле здания Управления патрульной полиции Киева на меня было совершено нападение. Напомню, что тогда помимо прочих оскорблений в мой адрес, меня несколько раз из бутылки обливали неизвестным химическим веществом, после которого у меня был выявлен контактный дерматит в области затылка и воспаление слизистой оболочки глазного яблока (подострый коньюктивит). Заявление о нападении было написано в тот же день в районном отделении полиции, недалеко от самого места события. Ведомости о данном уголовном правонарушении даже был внесены в ЕРДР. Говорю “даже”, потому что в Украине далеко не всегда очевидные нарушения вносятся в ЕРДР. Не редко этого нужно добиваться через суд. Но дальше моего заявления и предоставления всех необходимых доказательств о нарушении по ст.171 ч.1. дело пока не идёт. Всё остановилось на этапе допроса свидетелей, т.е. всех участников события в тот день. Допрошена была только я и полицейский, который, к слову, и пальцем не пошевелил, когда на его глазах меня обливали непонятно чем. Но для меня это не первое дело, которое пытаются прикрыть в самом начале его расследования.  

Когда в сентябре 2017 года в центре Киева с попыткой украсть мой мобильный телефон, а затем затолкав в машину, меня похитили сотрудники СБУ. Около 7 часов меня незаконно удерживали в каком-то кабинете по адресу: Золотоворотская, 7. Но в полиции в этом не увидели состава преступления, в связи с чем моё заявление так и не внесли в ЕРДР.  

В феврале 2018 года, когда возле здания Десятинной церкви рядом с Андреевским спуском на меня с угрозами наехали представители организации “С14”, чем помешали осуществить моё редакционное задание в освещении происходившей акции, то даже после внесения моего заявления в ЕРДР, никак меня не уведомив (!), 24 февраля моё дело по-тихому закрыли, но узнала я об этом только через полгода, ознакомившись с материалами дела. Всё это время мой следователь меня избегал, не отвечал на телефонные звонки и смс.  

В августе 2018 года в здании Национальной ассоциации адвокатов Украины, когда группа неизвестных людей спокойно зашла внутрь и заблокировала работу КДКА, не выпуская людей из кабинета, в котором проходило совещание, при моей попытке осветить то, что там происходит, на меня набросилась женщина, представившись вдовой погибшего героя Майдана и сломала мой электронный стабилизатор. Заявление про данное нарушение было подано в полицию, но молодая и не опытная девушка-следователь с нами по секрету поделилась, что ей сверху сказали никаких заявлений по данному инциденту в ЕРДР не вносить.   

Все эти события, как мои, так и Дарины Билеры, объединяет одна единая бездеятельность сотрудников полиции, которые практически всегда, находясь в метре от происходящего правонарушения, ничего не делают, а лишь наблюдают. Это очередной раз нам показывает, что у определённых организаций есть своя крыша, которая при нужных обстоятельствах действует, либо не действует. Эти организации могут делать всё, что им захочется и им ничего за это не будет. Полиция их покрывает, замораживая любые дела на самых начальных этапах. И я уверена, если бы моё дело был вовремя расследовано, то не было бы и истории с Дариной, поскольку в её случае, так же, как и в моём, задействована одна и та же группа людей.  

В такой сложной ситуации очень важно не боятся говорить об этих правонарушениях, общаться с представителями миссии ООН и ОБСЕ, делать максимальную огласку. 

19 сентября мониторинговая миссия ООН по правам человека в Украине опубликовала отчёт за три месяца (с 16 мая по 15 августа 2018 года), где был представлен и мой случай, когда меня обливали неизвестным веществом. Уже на первых страницах данного отчёта мы можем ознакомиться со неутешительной статистикой, которая ярко показывает уровень защищённости журналистов, правозащитников и простых активистов: “В течение отчетного периода УВКПЧ зафиксировало 32 нарушения и ущемления прав 23 представителей средств массовой информации и активистов гражданского общества, из которых 30 нарушений имели место в отчетном периоде. Это количество задокументированных нападений на 210% больше, чем в предыдущем отчетном периоде”. 

Что будет дальше, никому знать не дано, но как бы не сложились обстоятельства, как бы нам сложно не было, мы не должны опускать руки. Бороться за правду и справедливость — это честь! И я верю в прекрасное будущее нашей Украины, той страны, где не будет места грубому произволу и безнаказанности.

Автор статьи: Белоглазова Антонина

Оценить эту статью:
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Войти с помощью: 

Авторизация

Войти с помощью: 

Регистрация

A password is not entered
Войти с помощью: 

Generation password