08:43 19.02.2021

В Украине уже все дороги построены и больницы отремонтированы. Только такой вывод можно сделать из новости о том, что власть планирует заняться новым объектом "Большой стройки" – дамбой, которая окончательно перекроет Северо-Крымский канал.

Еще недавно никто не думал, что в этой дамбе есть какая-то необходимость. Больше того, года полтора назад "слуги народа" активно дискутировали на тему – вернуть снабжение Крыма водой или нет. Сейчас, похоже, дискуссии свернули в другое русло: теперь решается, оставить ли те капли, которые просачиваются в канал сквозь старую дамбу, или полностью его осушить. Причем, судя по всему, Банковая выступает за второй вариант.

Это вполне укладывается в рамки нового имиджа Владимира Зеленского, согласно которому он – это нью-Порошенко, такой же патриотичный, но более решительный: и "каналы Медведчука" не побоялся закрыть, и Северо-Крымский канал хочет запечатать наглухо.

К подобной характеристике можно добавить еще одну: нью-Порошенко такой же неумный, как и его предшественник. Прежний рубил сук, на котором сидела вся страна, когда устраивал блокаду Донбасса, – лишь бы угодить националистам. Нынешний по той же причине готов вбухать миллионы в никому не нужную дамбу.

Никому не нужную – потому что, во-первых, она ничего не добавит и не убавит во взаимоотношениях с аннексированным Крымом. А во-вторых – значимость "водного" вопроса для Крыма в Украине явно преувеличивается.

Ведь очевидно, что если бы вода из Северо-Крымского канала была стратегически важным вопросом для полуострова, то ФСБ уже давно устроила бы диверсию, уничтожив и старую дамбу, и начатую новую. И взрывала бы все дамбы, которые построили бы после этого.

Не потому, что эта спецслужба такая всемогущая, а потому, что задача крайне проста. И если ее не выполняют, то причина одна: не очень-то и нужно. А если так, то очень ли уж нужно вбухивать десятки миллионов бюджетных гривен в никому не нужный объект?

 

Пока политтехнологи Банковой выстраивают имидж нового Зеленского, всей Украине напомнили о Зеленском старом. Даже очень "старом". Вчера один из вождей "Русской весны" на Донбассе Игорь Безлер (Бес) рассказал о том, как в гостях у него побывал будущий президент Украины.

Побывал не совсем у него лично – а просто в составе "95 квартала" дал концерт в Горловке 17 апреля 2014 года, после чего весело поужинал в одном из ресторанов города.

И тут надо вспомнить, чем был Донбасс на 17 апреля 2014 года. В это время в Славянске уже четвертый день хозяйничали "рейнджеры" Игоря Стрелкова-Гиркина, в связи с чем Александр Турчинов объявил антитеррористическую операцию и послал на Донбасс сначала спецподразделение СБУ, а потом и армию.

А в Горловке как раз накануне шумно установил свою власть Безлер. И вот в эти дни Владимир Зеленский поехал с концертом в этот город и весело проводил там свободное время.

Конечно, сейчас можно соорудить легенду о том, что на самом деле Зеленский с кварталовцами приехали на Донбасс, чтобы донести до местных жителей свою "проукраинскую позицию". Но в это никто не поверит, потому что как раз в эти дни с Донбасса уезжали те, кто имел подобную позицию и решался ее высказать – что было уже небезопасно.

Поэтому стоит признать: Зеленский приехал 17 апреля 2014 в Горловку, чтобы просто заработать денег. Ничего в этом страшного нет – просто не нужно теперь, спустя семь лет, красочно описывать свою вечную любовь к Майдану и ненависть к сепаратистам. Выглядит не более убедительно, чем Порошенко, сначала получивший сан в УПЦ Московского патриархата, а потом "искренне" создававший ПЦУ.

 

Глава "Нафтогаза" Андрей Коболев попытался актуализировать в Украине тему "Северного потока-2".

Вчера он решил ответить на недавнее заявление Владимира Путина о том, что вся проблема строительства "СП-2" состоит в том, что Запад создал из Украины свой проект, но хочет, чтобы его оплачивала Россия. Коболев дал резкий ответ на это: вопрос окончания строительства обходного газопровода – это "вопрос жизни и смерти" для Украины.

Когда читаешь подобные комментарии от топ-менеджера нефтегазовой компании, то ожидаешь серьезного комментария о том, к каким негативным последствиям для украинской газотранспортной системы и украинской экономики в целом приведет ввод в действие "Северного потока - 2" и перенаправление части газовых потоков в обход Украины. Однако, как выяснилось, "вопрос жизни и смерти" вовсе не в этом.

Как оказалось, украинская ГТС – это не просто труба, а своеобразный щит для страны, "часть нашей системы обороны". Согласно Коболеву, пока через Украину идет транзит газа в Германию, Италию и Францию, российская армия не может напасть на нашу страну – видимо, потому, что этот транзит прервется, и Берлин, а также Рим с Парижем тут же потребуют прекратить наступление. А вот когда "СП-2" начнет работать, то россияне смогут смело нападать на Украину и европейским столицам будет по фиг, потому что газ у них все равно есть.

Собственно, когда нефтегазовый менеджер берется рассуждать о геополитике, то только такая версия и может получиться – в которой весь вопрос существования страны и ее целостности зависит от трубы, а позиция ЕС – от наличия или отсутствия газа.

Правда, такая версия не очень стыкуется с официальными документами, которые принимала прошлая и нынешняя власть. Ведь, согласно ним, в отсутствие "Северного потока-2" Россия уже семь лет ведет войну против Украины и за это время оккупировала Крым вместе с половиной Донбасса. И никакой щит в виде ГТС этому не помешал, поскольку газовый транзит не прерывался ни разу – ни во время аннексии Крыма, ни во время активных боевых действий на Донбассе. Да и вообще ни разу после зимы 2009 года.

Поэтому версия Коболева высосана из пальца. И на самом деле речь идет все-таки о деньгах за транзит и о рентабельности самой ГТС в случае резкого падения транзита. Что, конечно, крайне болезненно для страны, но никакого отношения к геополитике не имеет.

 

Языковые скандалы, которые десять лет назад в Украине практически отсутствовали, в последние недели сыплются как из рога изобилия. Вчера такой скандал возник из-за блога в ТикТоке, записанного юной киевлянкой: в нем она признается в том, что ненавидит украинский язык. В ответ блогерша получила волну ненависти, которая докатилась до СМИ.

Безусловно, многое из сказанного киевской школьницей неправильно. Вне зависимости от своего отношения к тому или иному языку, нельзя унижать ни сам язык, ни его носителей. И если бы речь шла об одиночном случае в демократической стране, на этом можно было бы поставить точку.

Однако буквально перед этим был случай в Днепре, где продавца кофе уволили за то, что она отказалась обслужить клиента на украинском. А еще до этого – похожий случай с продавцом в киевском супермаркете.

И все это – не случайность, а прямое следствие вступления в силу закона о насильственной украинизации. Насильственные запреты по отношению к русскому языку – та причина, которая вызывает ответную волну ненависти. Особенно в тех случаях, когда (как в Днепре) покупатель специально провоцирует конфликт.

Между тем, если отставить в сторону некорректные выражения юной киевлянки, и она, и продавец из Днепра правы: и Киев, и Днепр – русскоязычные города, в которых все знают (и должны знать) основной язык местного населения. И требовать от жителей этих городов говорить на украинском – означает проявлять неуважение и к городу, и к самим жителям.

Да и в целом порошенковский закон о госязыке – это неуважение к половине страны, говорящей на русском. Когда в одном государстве живут две практически равных по количеству носителей языка группы граждан, все граждане должны знать оба эти языка и, пользуясь родным языком, позволять другим пользоваться своим языком, не требуя от них переходить на чужой.

Закон Колесниченко-Кивалова, одобренный Венецианской комиссией, давал такую возможность. А порошенковский закон потому и прячут от Венецианской комиссии, что он провоцирует раскол в обществе и ненависть к навязываемому языку. Не конкретно к украинскому, а тому языку, которым принуждают пользоваться.

Поэтому претензии нужно предъявлять не к юной киевлянке, а к тем, кто создал в стране условия для возникновения языковой ненависти.

 

Трагическая новость пришла вчера из Москвы: там на 82-м году жизни умер Андрей Мягков.

Конечно, сейчас, когда прошло почти полвека после появления фильмов, сделавших Мягкова легендой, такие печальные новости неизбежны. Но для большинства граждан бывшего СССР Мягков был и останется 36-летним Женей Лукашиным или Анатолием Новосельцевым.

"Ирония судьбы" и "Служебный роман" – далеко не все достижения в карьере этого замечательного артиста. Были еще "Гараж", "Дни Турбиных" и многое другое. Но достаточно двух фильмов Эльдара Рязанова середины 1970-х, чтобы смерть Андрея Мягкова отдалась печалью в сердце каждого человека, родившегося в Советском Союзе.

Известно, что Мягков был в числе тех артистов, которые не поддержали аннексию Крыма – что, впрочем, не помешало украинской власти запретить один из его звездных фильмов. Однако не имеет значения то, что запрещает власть, – важно только то, что помним мы. А помнить мы будем о том, что каждый год 31 декабря Женя Лукашин с друзьями ходил в баню. И перед следующим Новым годом пойдет тоже.