Сергей Быков: есть ли будущее у борьбы с коррупцией?

16807145_1060336864112840_7007945496321603277_n

За 26 лет независимости украинского государства к теме борьбы с коррупцией приходили многократно. Более того, пресловутая борьба с коррупцией стала лейтмотивом в риторике власти, пришедшей в результате «Революции Достоинства» 2013-2014 годов и окончательно укрепившейся на парламентских выборах 2014 и местных выборах 2015 года.

Особую роль в этом сыграл запрос общества на антикоррупционные реформы, в результате чего в Украине появились три антикоррупционных органа: Национальное агентство противодействия коррупции, Национальное антикоррупционное бюро и Специальная антикоррупционная прокуратура. Также присутствуют отдельные департаменты и отделы, связанные с антикоррупционной деятельностью в Генеральной прокуратуре Украины, Министерстве юстиции, Администрации Президента, Министерстве внутренних дел и Службе безопасности Украины. Отдельно следует упомянуть сформированный в Верховной Раде VIII созыва Комитет по вопросам противодействия коррупции, основная цель работы которого заключается в анализе проектов актов Верховной Рады на наличие в них коррупционногенных положений.

Немалую роль в антикоррупционной деятельности власти составило электронное декларирование доходов, имущества и финансовых обязательств чиновников и политиков, как национального масштаба, так и депутатов местного самоуправления.

Однако, могут ли эти органы в полной мере выполнить цель, с которой они создавались, а именно – побороть коррупцию в Украине?

Европейская и американская практика показывают, что основным критерием коррумпированности государства является то, насколько она приближена к рядовому гражданину. Есть ли возможность дать взятку сотруднику полиции за нарушение ПДД, требуют ли взятку в поликлиниках и местных администрациях за выполнение надлежащих обязанностей? Те государства, в которых коррупция не касается рядовых граждан, а в идеальном варианте — и малого бизнеса, принято называть не коррумпированными (Польша, США, Германия, Австрия и т.д.), а те, в которых коррупция присутствует на низовом уровне — принято называть коррумпированными.

В ряд таких коррумпированных стран входит и Украина, которая в период с 2014 по 2016 год несколько улучшила свои показатели, поднявшись со 142 на 131 место в рейтинге из 176 стран в Индексе восприятия коррупции.

Этот показатель весьма обманчив, ведь, если смотреть на количество баллов, полученных Украиной в 2014 году, по итогам 2016 года мы увидим рост всего на 3 балла с 26 в 2014-м до 29-и в 2016 году соответственно. Как указывают сами исследователи из Transparency International, которая ежегодно готовит Индекс восприятия коррупции, порог в первые 30 баллов они зовут «позором нации» в борьбе с коррупцией.

Справедливости ради следует отметить, что в результате реформы полиции прекратилось массовое взяточничество со стороны сотрудников дорожной полиции. Однако, пока что положительная тенденция наблюдается только в этой сфере. Коррупция как процветала, так и процветает в управлениях полиции, медицинских и образовательных учреждениях.

Отдельное слово необходимо сказать о коррупционном давлении на малый и средний бизнес, ведь в связи с введением моратория на проверки в 2014 году, проверяющие органы только в исключительных случаях могут осуществлять ревизионную деятельность, которая была весьма коррупционногенной до введения данного моратория. Однако, данный инструмент является искусственным и не решает в среднесрочной и долгосрочной перспективе проблему давления на малый и средний бизнес со стороны проверяющих органов.

Успехи Украины в борьбе с коррупцией малозначительны, что в очередной раз демонстрирует нам Индекс восприятия коррупции. Причина малозначительности успехов антикоррупционной деятельности состоит в ошибочной направленности антикоррупционной деятельности, а именно в том, что все усилия брошены на подавление так называемой элитной коррупции, природа которой состоит в разных интересах противоборствующих элитарных групп и недоступна рядовому гражданину.

Побороть данную элитную коррупцию не удалось ни в одной стране мира, поскольку природа ее происходит из самой природы власти, которая зиждется на интересах разных групп, представляющих разные слои населения, финансово-промышленные группы, регионы и так далее. Интересы этих групп в большинстве своем не совпадают, а удовлетворение интересов одной группы практически всегда ведет к ущемлению интересов другой группы. Существенное преобладание интересов одной из групп над другими приводит к установлению тоталитарных режимов, падению уровня гражданских свобод, что в свою очередь приводит к общей стагнации государства. Государственная власть в идеальных условиях должна находить максимально возможный баланс интересов всех групп, но на практике, идеального баланса достичь невозможно.

Проблема состоит еще в том, что в демократических государствах политические лидеры находятся в состоянии постоянной политической гонки, и у них практически не остается времени на анализ экономической ситуации в отдельных отраслях экономики. Политики не успевают отслеживать изменения в мировых тенденциях, актуальных для отдельных отраслей, оказываются не в состоянии вовремя предлагать законодательные и регуляторные изменения, необходимые реальному сектору.

С целью получения дополнительных преференций для отрасли или внутри нее для отдельных компаний сильнейшие прибегают к откровенному взяточничеству, подкупая как отдельных политиков, так и целые группы/фракции парламента или членов Правительства. Тактика прямого подкупа приносит краткосрочные плоды, ведь с высокой долей вероятности предоставленные преференции могут быть отозваны тем же чиновником, его начальником или вследствие назначения нового чиновника на эту должность. Коррупционное влияние на чиновников обладает короткой временной характеристикой (от встречи до принятия решения), но имеет высокую степень риска по отзыву решения и как следствие – утраты преференций. Когда мы говорим о таких явлениях на высшем политическом уровне – риски особо велики, а материальная выгода отдельных чиновников не идет в сравнение с общим экономическим упадком для государства и экономики.

Для того, чтобы ликвидировать основной риск – возможность отмены решения — бизнес прибегнул к более дорогостоящей, но более эффективной практике стимулирования политиков принимать выгодные всем решения: он прибегнул к лоббированию.
Лоббирование в корне отличается от коррупции, пользуется другими методами и инструментами. Более того, лоббирование позволяет найти консенсус между разными группами интересов, сохранить баланс сил и часто находится на службе у общественности. Но самое главное не это, а то, что лоббирование является самым эффективным в мире инструментом подавления коррупции в высших эшелонах власти. Не удивительно, что в странах, которые признаны самыми некоррумпированными (США, Канада, Германия, Польша и другие) присутствуют четкие и понятные правила лоббирования, но модели государственного регулирования отрасли в этих странах разнятся, притом существенно.

Главными инструментами лоббирования являются такие составляющие: идеологическое формирование позиции, аналитическое обоснование позиции, медийное продвижение предлагаемой позиции, согласование позиции с группами интересов и представителями политикума, подготовка юристами проектов актов законодательства, активное участие в продвижении проектов актов в парламентских комитетах и на дискуссионных площадках.

Весь процесс занимает достаточно много времени и средств, но позволяет принять максимально выгодное решение для всех заинтересованных сторон (государство, бизнес, общество) и нивелировать вероятность отмены акта даже в случае смены власти.

В Украине по состоянию на сегодня нет ни прямого, ни косвенного регулирования лоббистской деятельности, не смотря на то, что на рынке присутствуют как традиционные субъекты лоббирования (отраслевые ассоциации, бизнес-ассоциации, профсоюзы), так и коммерческие, или нетрадиционные (правовые группы, консалтинговые, аудиторские и GR-фирмы). Отдельную роль играют в Украине транснациональные корпорации, которые не привыкли ожидать того, что законодатель разработает и примет регламенты; они уже давно в своих структурах внедрили позиции GR-менеджеров – менеджеров по взаимодействию с властью и успешно реализуют лучшие мировые практики взаимодействия с ней.

С первых лет независимости Украины предпринимались попытки легитимации лоббирования, однако все они были тщетны. Примечательно, что создание необходимого правового поля лоббистской деятельности является одним из пунктов Национальной антикоррупционной стратегии 2015–2017 годов, утвержденной Постановлением Кабинета Министров Украины № 265 от 29.04.2015 года.

Согласно принятому Постановлению, Кабмин поручил Министерству юстиции совместно с НАПК в декабре 2016 года подготовить анализ иностранных практик регуляции лоббистской деятельности в других странах и проанализировать коррупционные факторы лоббирования в Украине, в августе 2017 года передать на заседание КМУ проект Закона «О лоббировании», а в декабре 2017 года планировалось обеспечить принятие парламентом соответствующего правительственного законопроекта. Вынуждены констатировать, что НАПК и МинЮст данное распоряжение не выполнили, как минимум в части передачи в Кабмин законопроекта, поскольку в системе электронного документооборота Кабинета Министров Украины подобный документ не значится. Это вызывает огромные сомнения в возможности разработки и принятия качественного правительственного законопроекта парламентом в установленный срок.

Одной из главных причин, почему в Украине все еще нет закона о лоббировании, является негативное восприятие самого термина, который не имеет ничего общего с коррупцией, а является лишь методом эффективной борьбы с ней. В обществе сложилось стойкое убеждение, что лоббирование является легитимированной коррупцией, что является мифом. Для начала Правительству необходимо этот миф развенчать, а лишь после этого прибегать к попыткам регуляции отрасли.

По мнению экспертов Института публичной политики и консалтинга ИНПОЛИТ, Украине следует успешно использовать не американский опыт регуляции лоббирования, а немецкий, ведь в Федеративной Республике Германия в отличие от Соединенных Штатов Америки также присутствует негативное общественное восприятие данного термина.

Опыт ФРГ свидетельствует, что для того, чтобы лоббирование было включено в законодательное поле, достаточно предоставить всем субъектам лоббирования возможность реализации своих интересов путем предоставления возможности участвовать в заседаниях комитетов, круглых столов и парламентских слушаний, а также предоставив беспрепятственный доступ в комитеты парламента. В Германии, как и в Украине, нет отдельного закона о лоббировании, но постановлением принята форма регистрации представителей групп влияния на немецких парламентариев. В дополнении к регламенту Буднестага прописано необходимость один раз в год перед началом очередной парламентской сессии подавать запрос на включение в публичный реестр, а по процедуре это во многом напоминает действующую сегодня в Верховной Раде процедуру аккредитации журналистов. На сайте Бундестага размещен перечень всех представителей интересов, названия предприятий и их сферы интересов. Также в реестре указываются контактные данные юридического лица, его местонахождение, а в заявке на включение в реестр указываются также и все руководящие лица юридического лица, а также лица, имеющие право представлять в Бундестаге интересы данного юридического лица.

По мнению экспертов ИНПОЛИТ, Украине необходимо взять за основу немецкую модель регуляции лоббистской деятельности и адаптировать ее к украинским реалиям. Это позволит и избежать излишней зарегулированности, и создать условия для развития цивилизованного лоббирования в Украине, которое станет эффективным инструментом борьбы с коррупцией.

Следите за нашими обновлениями в удобном формате.
Подписывайтесь на нас в Facebook, Twitter, Google+ и Telegram.
Наши корреспонденты каждый день ищут и обрабатывают информацию, которая будет тебе интересна. Твоя поддержка нам необходима, если не хочешь жить в потоке пропаганды и лжи.
Оценить эту статью:
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Войти с помощью: 

Авторизация

Войти с помощью: 

Регистрация

Пароль не введен
Войти с помощью: 

Генерация пароля